Пятница, Апрель 19, 2019

Спектакль астраханского драмтеатра поставил зрителей перед нелегким выбором. Рецензия

А кто ты — господь или жалкий раб?

ОбществоОсновное

Фото: astradram.ru

Не так давно Астраханский драматический театр пригласил уже было пустившего корни в Эстонии русского режиссера Игоря Лысова. Авангардный, прогрессивный, тонко подмечающий грани человеческого существа Лысов ворвался в Астрахань с драмой «Любить» по мотивам «Врагов» Арцыбашева, что наделало немало шума в театральных кругах. Любитель русского психологического театра, новый худрук семимильными шагами завоевал любовь и признание искушенного астраханского зрителя. В том числе зрителя думающего, зрителя-интеллектуала. Всех тех ста человек, которые в редкие субботы спускаются в подвалы камерных театров, чтобы с помощью актеров уединиться со своими мыслями.

Спустилась в Imaginarium (Малая сцена драмтеатра) и я. Давно хотела попасть на спектакль «Пятая печать», но билеты достать уж ооочень тяжело. На сей раз повезло.

Камерная сцена, скудные декорации (они особо и не нужны были) и необычная рассадка зрителей — не привычная «зал — сцена», а стулья, расставленные друг напротив друга. Публика сидела перед сценой и в то же время видела вторую половину зрителей. Непонятно, задумка ли это постановщика или при другом расположении все не поместились бы, но эффект впечатляющий: во время спектакля весьма интересно было подглядывать за зрительскими эмоциями. В какой-то момент поймала себя на мысли, что дама, которая сидела аккурат напротив меня по ту сторону сцены «зеркалила» мои жесты — она так же, как и я, задумавшись, приложила руки к губам.

Действие спектакля, за основу которого Игорь Лысов взял одноименное произведение венгерского сценариста Ференца Шанта, происходит во время Второй мировой. Пять актеров — пять обычных людей, совершенно разных по возрасту и профессии, сидят в кабаке, беседуя на темы, отчетливо напоминающие философские, и закусывают все это темами обыденными, приземленными. Естественно, герои распивают алкоголь, едят и изредка пытаются покурить (эффект натурализма добавляет разговору чувства присутствия). На фоне разговора то и дело слышится армейский строевой шаг, и это периодически напоминает зрителю временной контекст беседы.

Трактирщик Бела, часовщик Дюрица, столяр Ковач, книготорговец Кирай и художественный фотограф Кесеи начинают с приготовления аппетитной грудинки, мыловарения, книг и постепенно переходят к Иисусу и вопросу человеческого выбора. Стоит отметить, что все актеры виртуозно владеют искусством диалога, на котором построен весь спектакль. В «Пятой печати» вы не увидите экшна, но услышите людей, заглянете к ним в голову, а, возможно, и к себе. Вся постановка состоит исключительно из разговоров действующих лиц, что не может не привлечь внимание утонченного зрителя. Лично мне, нелюбительнице театра комедийного и пошлого, понравилось. Здесь, в приглушенном свете сцены-кабака я осталась практически наедине с собой.

Главный вопрос, который задает герой Дюрица фотографу Кесеи — «Кем быть?» (один из ряда философских «Быть или не быть», «Что делать?»). Томацеускакатити или Дюдю? Первый — власть имущий, второй — раб. Вопрос, заданный одному человеку, гулким эхом передается и всем остальным. Герои начинают размышлять о своем выборе. Начинает размышлять и зритель. Здесь, по-моему, и начинается завязка. Но заканчивается первый акт.

Акт второй — это неожиданность. В лице сексуально раскрепощенной леди в ажурных чулках и ярко красными губами появляется Мисс-идеология. Девушка — воплощение фашизма. Она приходит с двумя молодыми людьми, напоминающими членов Гитлерюгенда. Зал, местами уставший от разговоров если не просыпается, то местами настораживается. Ведут заключенных — пятерку посетителей трактира. «Мне нужна масса, которая будет безмолвно подчиняться!» — как не трудно догадаться изливается Идеология. А дальше происходит то, от чего мои волосы встали на задние лапки и побежали прочь. Вопрос того самого выбора встает перед героями лицом к лицу. Ситуация,в которой они не на словах, а на деле должны продемонстрировать свою сущность, загоняет их в тупик. Одних — в гроб или на пол, а других в Преисподнюю. Дюрица, тот самый, который, подобно дьяволу, стращал фотографа вопросом выбора, делает его в свою пользу. И бежит, бежит, как крыса, с трясущимися ручонками и поджатым хвостом. На первый взгляд Томацеускакатити оказался обыкновенным Дюдю.

Отдельно хочу отметить некоторые красивые технические «примочки» спектакля — снег, подвешивание в кандалах и великолепная музыка — излюбленное высшим фашистским обществом итальянское сопрано Тоти даль Монте.

Приятным сюрпризом стал незапланированный в спектакле третий акт — худрук Игорь Лысов собственной персоной вышел в зал и предложил зрителям поговорить о постановке. Как признался сам режиссер, он открыт к любым видам критики. Необычный формат интерактива. Мнения зрителей оказались различными только в мелочах (как говорится, кто-то любит персики, кто-то яблоки), но в целом публику «зацепило».
По-моему, уходя, я увидела в их глазах вопрос: «А кто я, Томацеускакатити или Дюдю?»

Марина Сергеева

25 марта 2019, 11:18

ПОДЕЛИТЬСЯ НОВОСТЬЮ


КОММЕНТАРИИ

18 комментариев

  1. Но прочитал 25.03.2019 at 13:01

    Ничего не понял

  2. Антон 25.03.2019 at 16:09

    Присутствовал на этом спектакле в субботу. Впечатление он произвёл сильное, особенно момент слома Дюрицы мисс-идеологией. Однако потом, по прошествии времени понял, что Дюрица в чём то оказался прав. Ну сами посудите — фотограф, желая показать этой четвёрке, что он на самом деле Герой и легко может стать дюдю закладывает их фашистам и сам выступает в роли «Иисуса». Легко ли ему было? Думаю нет, но в этом и суть: когда начался антракт, фотограф ясно изложил свою позицию — героя все считают трусом, потому что он больше остальных дорожит своей жизнью. В итоге его эгоизм сыграл свою роль в судьбах ни в чем неповинных людей. И за это его надо было отхлестать по щекам. Кстати, об этом тоже был разговор в первом акте постановки, когда книготорговец обвинял таких вот «героев» в развязывании войн.

    • тоже была 25.03.2019 at 16:53

      легко превращаться из Томацуескакатити в Дюдю и наоборот)

    • Гость 26.03.2019 at 10:16

      В спектакле как-то упустил момент, в котором говорится, что именно фотограф их сдал. Где это было?
      Сейчас посмотрел описание венгерского фильма по этой повести, там сдает фотограф, но бить заставляют не его, а совершенно другого невинного человека. А Дюрица, кстати, по фильму оказывается не так прост и уходит сопротивляться режиму и спасать детей «исчезнувших» из-за фашизма соседей.

      • Антон 26.03.2019 at 11:14

        Это становится понятно по монологу фотографа в антракте и по той причине, что кроме пяти человек в баре никто не мог услышать их разговор.

      • Антон 26.03.2019 at 11:15

        В фильме, видимо вообще, каждый человек даже глубже, чем в спектакле. От того, поступок фотографа гораздо более низок

  3. виктория 25.03.2019 at 21:14

    Вот это может кому-то нравиться? Тоска. Лучше бы Лысов остался в Таллине. Театр наш стал безликим, от других не отличишь. Раньше каждую неделю на спектакль ходили, сейчас, хорошо, если раз в месяц что-то выберешь посмотреть. Спектакли заумные, понятно, что амбиции говорят. Но один раз новый спектакль посмотришь, второй уже не пойдешь.

    • Антон 26.03.2019 at 09:45

      Такие постановки нужны для того, чтобы возвращать людей к жизни, заставлять думать о ней. А не для того, чтобы раз в неделю сходить на лёгкую комедию и расслабиться. Настоящее искусство этим от и отличается от бульварщины.

      • виктория 26.03.2019 at 19:14

        Настоящее искусство — это «Анна Каренина», «Князь Владимир». А «такая постановка» — это бульварщина с претензиями на.

        • Антон 27.03.2019 at 10:59

          О, да Вы ещё и консерватор! Тогда ладно, вопросов больше не имею.

  4. Аноним 26.03.2019 at 18:33

    В нашем драмтеатре ставят бульварщину? Очень интересная мысль. А Лысов приехал и делает нам настоящее искусство. Браво! Вот ведь до чего можно договориться. Если это настоящее искусство, то зрители не будут в антракте уходить со спектакля, причем, почти ползала.

    • Антон 27.03.2019 at 11:10

      Если зритель что-то не воспринимает, это ещё не значит, что постановка слаба. Возможно это зритель не готов такое смотреть, либо любит только комедии, ну так это его право, пусть уходит. К слову, с «Пятой печати» никто не ушёл.

  5. Аноним 27.03.2019 at 21:34

    Вы, наверное, лицо приближенное к . Уж больно рьяно нахваливаете.

    • Антон 28.03.2019 at 07:37

      Да, не я обычный зритель. Просто отстаиваю свою позицию. С другой стороны, о вкусах не спорят, так что каюсь — не прав!

  6. тоже была 28.03.2019 at 08:24

    К слову, публика астраханская привыкла только комедии смотреть и думать разучилась. Поэтому «Пятая печать» — это для тех, кто ещё не успел потерять последние мозги…

    • анна 28.03.2019 at 16:30

      Ну вот и видно, что они у вас последние

  7. анна 28.03.2019 at 16:37

    Ну вот и видно, что они у вас последние

    • тоже была 29.03.2019 at 08:24

      а чем Вам так насолил Лысов, не понимаю? И что не нравится в «Пятой печати»?

Ответить

Ваше мнение очень важно для нас, правда. Комментарий появится после премодерации (если там есть мат и оскорбления - не появится). *

Лента новостей