Врачи астраханской красной зоны: для нас счастье, когда люди возвращаются из реанимации

Фоторепортаж об ангелах в белых халатах

17 ноября многие считают «днем рождения» коронавируса. Именно в этот день два года назад в Китае был зарегистрирован первый случай заражения COVID-19, а не в декабре, как говорится во всех официальных документах.

«Праздник» очень грустный, но мы решили не обходить его стороной. Корреспонденты нашего издания, соблюдая все меры безопасности, побывали в красной зоне Александро-Мариинской больницы, чтобы своими глазами увидеть, как астраханские медики помогают бороться с главным заболеванием последних двух лет и развеять гуляющие по сети мифы.

Тут как на войне…

Изначально мы планировали, что в проект «фоторепортаж» помимо самого госпиталя попадут и портреты врачей. Но, как только мы переступили порог красной зоны, стало понятно, что медикам не до нас…

В отделении около 40 человек. Всем больным несколько раз в день ставят капельницы, диабетикам по часам вкалывают инсулин. Два раз в день термометрия. Данные с градусников попадают в специальный журнал, который берут на изучение лечащие врачи. Почти каждому надо сделать ЭКГ. Туда-сюда медперсонал таскает кислородные баллоны. Разложить таблетки, сделать забор крови, подготовить емкость и пробирки для анализов – всего и не перечислишь. Увидев этот медицинский конвейер изнутри, мы решили просто молча наблюдать.

Заступают на работу по сменам: день/ночь. Смена длится четыре часа, затем два часа на отдых и снова на четыре часа в бой с коронавирусом. Перед тем как зайти в красную зону, медики надевают поверх пижамы противочумный костюм, косынку, респиратор, халат и обязательно две пары перчаток. Медперсонал признается, что в таком обмундировании потеть приходится, в буквальном смысле, до нитки, поэтому многие берут из дома несколько комплектов нижнего белья.

У нас было аналогичное обмундирование. Плюс, сапоги. Признаемся честно, так от подготовки репортажей мы еще никогда не уставали.

Ты знаешь, так хочется жить

По мнению врачей, «третья волна» накрывает сильнее, чем предыдущие две. В первую и вторую волны инфекция переносилась легче, нежели сейчас. И количество больных нынче больше.

Пациенты ведут себя по-разному. В момент первой и второй волны было колоссальное количество претензий: питание плохое, медсестра вместо четырех раз подошла два раза, не нравились палаты.

А однажды ночью дежурному врачу необходимо было тяжелого пациента перевести в реанимацию. Рядом на соседней койке лежал человек, который шел на выздоровление. Кандидат на выписку орал благим матом на сотрудников больницы, потому что те его разбудили, пока переводили больного в реанимацию.

И эгоизм на больничных койках проявляется частенько. Практически каждая койка обеспечена подводом кислорода. Например, тяжелым астраханцам дают больше кислорода, чтобы компенсировать дыхательную недостаточность, нежели тем, у кого болезнь протекает легче и кто готовится к выписке. Но не всем это нравится.

Недавно в отделении лежал молодой человек, требовавший подключить дополнительный источник кислорода не к пожилому пенсионеру, который в этом нуждался, а ему, хотя у него сатурация была 96. Пациент дал понять, что его жизнь важнее, так как он молод и у него дети, а старику, по его мнению, и так недолго осталось…

Но те, кто проходит острую фазу, ведут себя совсем иначе. Взрослые мужчины иногда плачут. Остальные искренне благодарят и даже не думают капризничать.

Когда мы обходили больных, нас заметил один пожилой пациент. Он попросил нашего фотографа сделать снимок с лечащим врачом.

«Хочу фотографию на память с человеком, который помог мне выкарабкаться!», — сказал он, подзывая фотографа.

Если вы до сих пор аргументируете отказ от вакцинации своим молодым возрастом, то желательно пересмотреть это мнение. Недавно в реанимации госпиталя лежала девушка 1995 года рождения. У 26-летней землячки было более 75% поражения легочной ткани. Больная находилась на неинвазивной искусственной вентиляции легких.

Коронавирус кладет на лопатки даже молодых спортивных парней, не имеющих сопутствующих заболеваний. И любая физическая нагрузка для таких пациентов, даже поднять маску, чтобы покушать, сопровождается отдышкой. Люди начинают задыхаться. Объем легких, насыщающих организм кислородом у некоторых – всего 10-15%. Это даже не резервная система.

У заведующего отделением хирургии Сергея Выборнова, который сопровождал нас по отделению, есть один тест для оценки состояния больных – он просит рассказать простой детский стишок «Наша Таня громко плачет, уронила в речку мячик!». Многие больные не могут проговорить это стихотворение, начинают брать паузу, задыхаться. Но к выписке рассказывают лучше.

Кстати, наличие на руках выписки не говорит о том, что завтра человек побежит, вдыхая воздух полной грудью. После госпиталя предстоит долгий период восстановления. Даже подниматься и спускаться по лестнице на какое-то время будет тем еще испытанием. А у кого-то легкие уже никогда не восстановятся…

Есть такая профессия — людей лечить

Вы наверняка не раз видели критические посты и статьи в адрес врачей в социальных сетях и на множестве интернет-ресурсов. При этом самим врачам, как правило, некогда вступать в полемику, да и незачем это делать. Единственное, что им нужно – помыться дома, пообщаться с родными и выспаться, потому что завтра их снова ждут больные. Ежедневно люди в белых халатах изучают массу анализов, проникаются участием к больным, общаются с ними.

— За что вы любите свою работу? – спрашиваем мы одну из медсестер.
— Для меня большая радость, когда люди выздоравливают, особенно когда возвращаются из реанимации, потому что оттуда живыми приходят далеко не всегда», — Динара Котова, медсестра.

В этом году заметен отток медперсонала в другие города. Например, в Москву. Там и зарплата больше, и условия другие, но остальные понимают, что где родился там и должен лечить людей.

Страшилки о прививках и кондиционерах

Доктора часто задают вопросы пациентам: «Почему не вакцинировались?». Ответы иногда удивляют.

«У меня знакомый медик сказала, что все, кто вакцинировались, умрут через два года. Какой это медик?! Откуда она это знает? Может этот человек купил в магазине 18+ халат и теперь высказывает свое мнение», — с иронией рассказывает сотрудник красной зоны.

Врачи считают, что многих потерь можно было избежать, если бы астраханцы вакцинировались в феврале и весной текущего года.

К нам в редакцию также не раз обращались читатели, возмущенные тем, что в палатах не включают кондиционеры и не разрешают вентиляторы. В госпитале поясняют, что медики не стремятся открыть тут «дочернее предприятие ада». По методическим рекомендациям, по правилам оборудования инфекционного госпиталя, кондиционирование помещения запрещено. COVID-19 – респираторное инфекция, передающаяся воздушно-капельным путем. И, если включить кондиционеры, то возбудитель будет подниматься с поверхностей, а значит больной снова вдохнет его. Сегодня в больнице разрешается только проветривание помещений.

Сапожники без сапог

В пик жары сами медсестры теряли сознание. Бывает такое, что сотрудники забывают покушать, потому что Сидоровой КТ надо сделать, Ивановой проверить уровень глюкозы, и еще нужно не забыть, чтобы у Петрова из 5-ой палаты кровь взяли. Как признаются медики, время тут бежит предательски быстро: только заступил, сделал одно, второе, третье, а четвертое – не менее важное, не успел. Потом идешь передаешь другой смене, чтобы обязательно восполнили этот пробел.

Помимо обычных граждан, которые умирают от коронавирусной инфекции и вызванных ею осложнений других заболеваний, наш город по этой же причине теряет и медработников. Например, от вируса умерла медсестра из роддома. Подобные случаи происходили и в других медучреждениях региона. Но этому у медицинского сообщества есть простое объяснение: врачи периодически забывают следить за собственным здоровьем…

Помимо опытных врачей в госпиталь приходит работать молодое поколение – это те, кто обучается в ординатуре. Систему выстроили следующим образом: определяют врача-наставника и к нему прикрепляют врач-стажера.

«Вы знаете, это война. Тут сразу видно, что из себя представляет человек. Тот, кто не выходит из ординаторской, когда кричат, что больному плохо, тот, кто сидит от звонка до звонка со словами «моя четырехчасовая смена закончилась», а в это время нужно оказать помощь больному или коллеге перевезти человека…. Такие здесь долго не задерживаются. В основном люди понимают, что причастны к чему-то важному. Ты подсаживаешься на красную зону. Ты знаешь, что ты нужен людям, и ты должен им помогать», — говорит Сергей Выборнов.

— Что бы вы пожелали юным коллегам, которые впервые придут работать в красную зону? – интересуемся у заведующего.
— Читать! Много свежих научных и медицинских статей на тему коронавируса. И любить своих пациентов. Сюда зачастую попадают брошенные, одинокие, неухоженные и неопрятные люди, старики. Надо им помогать как своим близким. И главное – желаю оставаться человеком», — делится мнением наш собеседник.

По этическим соображениям мы не стали публиковать снимки тяжело больных астраханцев. Но, поверьте, при взгляде на них начинаешь панически бояться вируса. Этим материалом мы хотим сказать спасибо всем бойцам «краснозонного» фронта, а остальным пожелать здоровья и беречь себя настолько, насколько это возможно! Доверять специалистам, а не сплетням. Ценить жизнь и думать о близких, которых Вы
можете потерять по своей вине…

17 ноября 2021, 18:34

ПОДЕЛИТЬСЯ НОВОСТЬЮ


Лента новостей