Сотрудники лепрозория просят одуматься и не закрывать их центр

Инфекция не исчезла

ОбществоОсновное

Фото: Максим Коротченко

Завтра, 30 января, в мире будут отмечать День помощи больным лепрой. Но в астраханском лепрозории, который почти 100 лет был самым крупным в стране, не прозвучат слова благодарности сотрудникам учреждения, а больным не пожелают скорейшего выздоровления…

В октябре 2020 года, когда по миру уже распространялся ковид, в Астрахани появилась информация о реорганизации научно-исследовательского института лепры, расположенного за синим забором у известного всем Гранд Ривера на площади в 5,5 гектаров. И так как зачастую эксперименты с оптимизациями ничего хорошего в себе не несут, врачи и пациенты забили тревогу. Как выяснилось спустя два года, не зря.

Сотрудники НИИ признаются: разговоры о закрытии периодически появлялись, но теперь они стали реальностью. Средневековую болезнь, от которой до сих пор нет вакцины, ВОЗ планировала победить к 2000 году, потом сроки сдвинулись к 2030. Хроническая инфекция, вызванная микобактериями, коварна. В организме она может находиться 30-40 лет и никак себя не проявлять.

Протекает лепра с преимущественными поражениями кожи, периферической нервной системы, конечностей и так далее. Сейчас в мире выявляется примерно 200 тысяч новых случаев в год. Из них 150 тысяч – в Индии, 30 тысяч – в Бразилии, дальше Индонезия, африканские страны. В России таких больных около 200 человек.

Так сложилось исторически, что Астраханская область является территорией, эндемичной по лепре. Тут проходил Великий шелковый путь, так и поселили инфекцию. Большинство случаев заболевания выявляли именно на наших землях. Сейчас на территории региона их зафиксировано 85.

С 1926 года и вплоть до реорганизации пациенты пребывали в центре несколько месяцев, пока идет лечение активной заразной фазы — когда появляются язвы. Но порой лечение затягивалось на несколько лет и даже десятилетия.

Первого ноября прошлого года был подписан приказ о ликвидации НИИ путем присоединения его к Астраханскому государственному медуниверситету. Несколько больных с активной формой заболевания были отправлены в другие лечебные заведения или домой. Федеральный минздрав посчитал НИИ неэффективным. Но работники лепризория, больные и общественность кардинально с этим не согласны.

25 января в Астрахани прошел круглый стол по вопросу закрытия крупнейшего лепрозория в России. Организовал его лидер регионального отделения партии «Справедливая Россия — За правду» Олег Шеин. На встречу пригласили и представителей АГМУ, но по каким-то причинам никто оттуда не пришел. Хотя у присутствующих и журналистов было к ним ряд вопросов.

«К сожалению нет другой стороны — представителей университета. Это очень печально. Почему? Потому что в этом приказе министра о реорганизации медицинского университета путем вливания нашего учреждения к ним, была очень интересная фраза: «с сохранением всех функций которые оговорены в уставных документах». А в уставных документах НИИ по изучении лепры звучала и медицинская деятельность, то есть помощь больным лепрой, как здравоохранением и научно-исследовательские работы. По шагам, которые были сделаны, мы видим, что медицинская помощь вообще была прекращена. Большая часть больных находится именно в Астраханской области, так сложилось исторически. Сейчас эти люди фактически лишены медицинской помощи», — рассказал старший научный сотрудник, кандидат медицинских наук Евгений Шац, который в НИИ работал с 1985 года.

По его словам, он разговаривал с врачами кожвендиспансера, в котором теперь должны наблюдаться некоторые больные, но никакой работы, как выяснилось, по приему новых пациентов не организовано. Притом что список из 85 больных туда передали.

«И у меня возникает вопрос: вот сейчас появится человек, которому нужно поставить диагноз лепры, куда он обратится? Это серьезное, близкое к карантинному заболевание, от него отмахнуться нельзя. Далее, те больные активные, которые отсюда были переправлены в другие учреждения — это же не внутри города. Они поехали через полстраны. Активные больные, которые распространяют микобактерии», — продолжает Евгений Шац.

Он признает: да, жизнь меняется, возможно учреждение и нужно реорганизовывать. Но не таким путем. По мнению ученого, НИИ должен оставаться федеральным центром по контролю за лепрой. Он всегда был организационно-методическим центром, для всех республик Союза, а сейчас стран СНГ.

В 2020 году причину закрытия поясняла ректор медуниверситета Ольга Башкина.

«На самом деле решение о реорганизации Астраханского ГМУ путем присоединения НИИЛ принято Минздравом РФ еще два года назад, – говорила ректор АГМУ Ольга Башкина. – Связано это с тем, что НИИЛ был отнесен к третьей категории, к научно-медицинским учреждениям, которые не показали себя успешными в научной работе. Как она будет поставлена после реорганизации? Ну, хуже того, что сейчас, трудно себе представить».

Еще одно опасение, касающееся сугубо научной стороны, высказал старший научный сотрудник, кандидат медицинских наук Михаил Юшин. В институте он работал с 1978 года. В астраханском НИИ разработали тест-систему для ранней диагностики лепры. Но она не сертифицирована, поскольку для этого нужны деньги. Как научно-исследовательский центр и как разработчики они имеют право тестировать систему на больных. Другие клиники пользоваться тестами не смогут.

Кроме того, он резонно подмечает: это узкая проблема, другие медики хоть и знают лепру, но знания эти теоретические, многолетних практических знаний у них нет. А между тем, несмотря на попытки полностью искоренить болезнь, за последние пять лет она стала набирать обороты. Причину Михаил Юшин видит в следующем: долгие годы научные сотрудники ездили по региону, выявляли больных, лечили их. И естественно их количество уменьшалось. И вот он, наступил тот долгожданный момент, когда больные больше не выявлялись.

«И вместо того, чтобы сократить количество командировок, например, не два раза в год, а один раз в два года, финансирование командировок прекратилось. Эпидобследований не стало», — заявляет ученый. А так как мы живем в эндемическом регионе, он все равно будет генерировать новых больных.

«Раньше выявляли до 150 больных в год, сейчас случаи единичны. Это дало «горячим головам» повод считать, что болезнь побеждена. Нет. Это не так. То, что сейчас выявляются единичные случаи, это заслуга института, который научился диагностировать болезнь на ранней стадии и лечить ее. Вне института такая диагностика невозможна. Мы уже «побеждали» туберкулез, дифтерию и прочие. И опыт этих «побед» подтверждает, что с инфекцией шутить нельзя. А у нас в одночасье уничтожают весь огромный опыт, накопленный за вековую историю существования лепрозория. Без клинической базы невозможно будет подготовить врачей и проводить научные исследования», — считает доктор медицинских наук, руководитель НИИ Виктор Дуйко.

По мнению Олега Шеина, проблему нужно разделить на два направления: интересы и безопасность больных и трудовые направления работников.

«В приказе министра написано: ликвидировать НИИ, а полномочия передать АГМУ. Больные не в острой фазе должны будут наблюдаться в кожвендиспансере. Однако, ни в медакадемии, ни в кожвене дополнительных ставок не выделяется. А значит, сотрудников института выкидывают на улицу. С точки зрения защиты их трудовых прав, мы сделаем все возможное и людям поможем. Вторая часть – это закрытие самого НИИ. Здесь к проблеме подключился лидер «Справедливой России» Сергей Миронов, направивший официальное обращение министру здравоохранения Михаилу Мурашко с просьбой сохранить астраханский институт по изучению лепры», — сказал Олег Шеин.

На сегодняшний день не совсем понятно, какова судьба у 5,5 гектара земли с собственным садом. Как пояснили, наверное уже экс-сотрудники института, участок скорее всего перейдет в собственность университета, потому что земля — государственная. Правда, без присмотра газон, небольшая березовая рощица и другие растения уже погибли. А ведь раньше тут за розамм ухаживали и сами больные.

Во что превратится этот оазис, расположенный в нескольких километрах от центра города, покажет время, которое не всегда лечит…

29 января 2022, 15:05

ПОДЕЛИТЬСЯ НОВОСТЬЮ