Среда, Октябрь 16, 2019

Как озеро Баскунчак делили между собой две крупнейшие российские компании

И кто победил — гипс или соль?

БизнесОсновное

 фото russalt.ru

Пока в Астрахани разыгрывается конфликт вокруг земель заказника «Богдинско-Баскунчакский», которые могут отдать под пастбища — в эти самые дни исполняется десять лет окончания длившейся несколько лет борьбы за астраханское озеро двух компаний — крупнейшего на тот момент в России производителя соли «Бассоль» и самого мощного в стране производителя строительного гипса «Кнауф».

Началось все с того, что 110 лет назад возле богатого солью озера Баскунчак нашли полезный стройматериал — гипс. 85 лет назад гипс начали промышленно добывать, а в 1998 году на комбинат пришел германский инвестор Knauf. С 1999 года ЗАО «Минерал Кнауф» начало изготавливать в промышленных масштабах строительные смеси.

А неподалеку, на водной глади озера аж с VIII века трудились соледобытчики, объединенные в 1994 году в астраханское ОАО «Бассоль«.

Даешь удвоение и гипса, и соли

Компания с германским капиталом быстро стала самым крупным российским производителем гипсового камня, а с 2003 года — и сухих строительных смесей. «Бассоль» с давних времен являлась «всесоюзной солонкой», став к середине 2000-х крупнейшим поставщиком соли наравне с оренбургской «Илецксолью». Причем «Бассоль» практически единственная в своем роде добывала открытым способом, прямо с поверхности озера, без шахт и котлованов.

фото russalt.ru

Бизнес приходилось вести с оглядкой. Дело в том, что больше 50 тысяч гектар вокруг горы Большое Богдо в 90-е годы стало заповедной охраняемой зоной.

В 1993-м губернатор Анатолий Гужвин, недавно назначенный президентом Борисом Ельциным, подписал постановление о создании государственного природного заказника областного значения «Богдинско-Баскунчакский». Тогда экология и забота об уцелевшем в советское время природном достоянии, от степных сусликов до сайгаков, были модны. Охраняемыми оказались гора с ее подземными пещерами, карстовые поля, широкая территория, примыкающая с к соленому озеру Баскунчак.

Через четыре года правительство страны выделило из заказника 18,5 тысяч га с Большим Богдо во главе и объявило заповедником.

фото wikimedia.org

На земле заповедника вообще нельзя заниматься хозяйственной деятельностью. В заказнике — запрещается добыча и использование специально оговоренных видов растений или животных, полезных ископаемых.

С приходом к власти в Астраханской области нового губернатора Баскунчак был провозглашен важным винтиком экономической машины региона.

Александр Жилкин, 2005 год

В августе 2005 года Александр Жилкин объявил, чем озеро поможет в деле модного тогда удвоения ВВП (внутреннего валового продукта).

«Сейчас на Баскунчакском месторождении добывается 1,5 млн тонн соли в год, однако практически не перерабатывается. Поэтому недавно вместе с советом директоров ОАО «Бассоль» мы пришли к решению о строительстве завода по производству соли класса «экстра».

Кроме того у нас добывается очень качественный гипс. Этим занимается комбинат «Кнауф», и гипсовый порошок идет от нас на все заводы РФ. В этом году добыча должна составить 1 млн тонн. Сейчас с руководством немецкой фирмы ведем переговоры о производстве стеновых материалов».

Коротко и четко.

Но оказалось, что в окрестностях заповедной горы зреет конфликт: «Бассоль» против «Кнауфа», соль против гипса.

Взрывные парни

В 2006 году конфликт вышел наружу.

В мае стало известно, что «Кнауф» планирует выкачать воду из своего карьера, чтобы добраться до затопленных 30 млн тонн гипса и обеспечить себя работой на 30 лет вперед.

«Если воду не откачать, мы прекратим поставки гипсового камня за пределы области, а экономика всей России понесет значительные убытки», — объявил гендиректора ЗАО «Кнауф-Гипс-Баскунчак» Дмитрий Литвинов.

Гендиректор «Бассоли» Евгений Демичев открыто выступил против: карьер находится в двух километрах от зеркала озера, поднятые на поверхность и разлитые по степи 500 тысяч кубометров дренажных вод неминуемо окажутся в Баскунчаке и приведут к катастрофе. В этих кубометрах — продукты распада взрывчатых веществ, которыми в свое время расширяли карьер. А значит, добыча пищевой соли прекратится, останется в лучше случае техническая.

Евгений Демичев

В 2003 году, возмущался господин Демичев, прецедент уже был — в находящийся рядом с озером заброшенный карьер были слиты 170 тысяч кубометров дренажных вод из основного карьера — но дренаж начал переливаться в Баскунчак, а в воде нашли вредные для человека тяжелые металлы: кадмий и стронций.

«Бассоль» привлекала на свою сторону три научно-исследовательских института и одну природоохранную прокуратуру.

Прокуратура погрозила «Кнауфу» пальцем: «Если у проекта сброса дренажных вод не будет экологической экспертизы – сливать не дадим!».

В конце июня Росприроднадзор выдал заключение по итогам изучения ситуации: «Добыча гипса ниже уровня грунтовых вод может привести к непоправимым последствиям — уничтожению одного из крупнейших в мире соленых озер». То есть: откачивать нельзя, терпите.

Яндекс-карты: отметка обозначает завод «Бассоли», в поселке Средний Баскунчак — штаб-квартира «Кнауф» и затопленный главный гипсовый карьер

«Кнауф» не сдался и направил в областное правительство заявку на геологоразведку и разработку нового месторождения, в нескольких сотнях метрах от поселка Нижний Баскунчак — под условным названием «участок Северный«.

«По закону правомерность получения лицензии на изучение недр в районе «Северного» и сама разработка, даже если может привести к сносу построек поселка, не вызывает сомнений, — объяснял замгендиректора по горным работам «Кнауф-гипс-Баскунчак» Дмитрий Тельнов. — Статья 25 закона «О недрах» говорит: любые постройки, возведенные на месте залегания полезных ископаемых, подлежат демонтажу за счет того, кто их возвел, а поселок Нижний Баскунчак застраивался благодаря «Бассоли»».

По мнению господина Тельнова, господин Демичев «поднимает шум» не из-за беспокойства об экологии, а из-за конкуренции на рынке рабочей силы, которую создаст новый карьер «Кнауфа».

Гендиректор «Бассоли» в ответ взорвался: «Они могли бы сами отселить хотя бы два дома поселка, которые подвергаются большей опасности! Людей можно спокойно отселить на деньги, потраченные на доказательство того, что не требует доказательства! (вредность для Баскунчака соседства гипсового карьера. — Ред.)».

Затопленный осадками и грунтовыми водами карьер «Кнауф»

По мнению государственных экологов, решить вопрос мог бы научно обоснованный проект, минимизирующий воздействие на озеро производств и «Кнауфа», и самой «Бассоли», «до сих пор работающей методами 30-х годов прошлого века».

Одним из решений, по словам замначальника областного управления Ростехнадзора, академика Международной академии экологической безопасности Германа Михайлова, было бы сделать несколько вариантов к уже существующему проекту откачки действующего гипсового карьера – например, предложить провести специальный трубопровод очень далеко в степь.

«Баскунчак – это сложный уникальный памятник природы, а не только всероссийская солонка и предмет озабоченности бизнеса! И судьбу озера, — говорил эколог, — должна решать экологическая экспертиза».

В областном министерстве топливно-энергетического комплекса сочувствовали «Кнауфу»: у них действительно проблемы, добыча астраханского подразделения немецкой компании падает из года в год (в 2005 году 890 тысяч кубометров гипсового камня, в 2006 прогнозировалось 810 тысяч).

Виталий Курсков, на экране — тот самый затопленный карьер «Кнауф»

Тогдашний глава облминтопэнерго, бывший областной депутат Виталий Курсков одобрял расширение добычи за пределы главного, затопленного карьера: есть возможность разрабатывать и открытый в 1931 году северный участок, и еще один, западный. Их «Кнауфу» должно хватить на шесть лет.

Западный — это дальше в степь от озера Баскунчак. Конфликт утих…

«Соль гипсом не заменишь»

…чтобы снова разгореться зимой 2008-2009 годов. Постановление облправительства от 11 ноября 2008 года сняло запрет на «проведение в Богдинско-Баскунчакском заказнике геолого-разведочных изысканий и разработку полезных ископаемых, взрывных работ». Запрет содержался в пункте 2.1 положения о заказнике, и этот пункт был отменен.

Тревогу поднял руководитель госзаказника, ученый секретарь астраханского отделения «Русского географического общества» Илья Головачев.

Совещание по поводу заказника в областной думе, Илья Головачев — справа, в голубой рубашке

По его данным, компания «Кнауф» обратилась к властям региона с предложением оценить возможность проведения разведочных работ на одном из двух предполагаемых участков — в 2 км от берега озера и северо-восточнее, на территории бывшей воинской части №15480, около границы с Казахстаном.

«Окрестности озера Баскунчак изобилуют карстовыми формами рельефа: балками, провалами, воронками, оврагами и пещерами. Некоторые пещеры тянутся до 1500 метров, причем до конца они еще не исследованы и являются уникальным природным памятником, подобного которому нет в Азии, — объяснял Илья Головачев. — Один из двух участков под взрывные работы, в 2 км от озера — как раз в зоне этих пещер».

Баскунчакская пещера, фото wikimedia.org

Руководитель госзаказника вместе с депутатом Госдумы от «Справедливой России» Олегом Шеиным в январе написали обращение в природоохранную прокуратуру с просьбой помочь добиться отмены облправительственного постановления.

У Лебединого озера в те дни прошел пикет с плакатами «Соль гипсом не заменишь» и «Жилкин! Остановись!»

А от имени Ильи Головачева разошлась листовка:

«Мы считаем, что деятельность гр-на Жилкина носит откровенно антигосударственный характер. Ради прибылей зарубежных компаний он, похоже, готов перешагнуть через любые интересы астраханцев и страны».

Волжская межрегиональная природоохранная прокуратура действительно занялась проверкой документа. И, после скорого разбирательства, в феврале потребовала от чиновников вернуть запрет на геологоразведку и взрывные работы, пригрозив, если что, судом.

Облправительство убрало строчку про взрывные работы — оставив разрешение на разведку полезных ископаемых. Этого показалось недостаточным и прокуратуре, и возмущенной общественности.

«Добыча и разведка означают устройство дорог общего пользования, нарушение почвенного покрова и так далее», — объяснял ученый секретарь «Русского географического общества».

В апреле 2009 года давление на областное правительство принесло плоды — облправительство отменило разрешение на геологоразведку и добычу полезных ископаемых на территории Богдинско-Баскунчакского заказника.

А в 2011 году был найден своеобразный компромисс: у заказника забрали часть территории с месторождением гипса, но добавили примерно столько же в другой части степи.

Карьеры «Кнауф» в 2018 году, фото astrobl.ru

ЗАО «Кнауф Гипс Баскунчак» и сейчас благополучно осваивает окрестности озера Баскунчак. Прошлой осенью компания отчиталась, что добывает около 600 тысяч тонн гипса ежегодно и известных ей запасов хватит лет на сто. Зарегистрированное в поселке Средний Баскунчак ЗАО по-прежнему принадлежит Knauf International GmbH из германского Ипхофена. Правда, чистая прибыль с каждым годом падает: 326 млн до 124 млн рублей за последние пять лет. Выручка за последний отчетный год — 774 млн рублей.

Добыча соли, 2018 год, фото astrobl.ru

ООО «Бассоль» потеряло свою астраханскую самостоятельность еще в 2009 году. Тогда впервые за много лет у компании сильно просели финансовые показатели: выручка за четыре года упала вдвое, до 614 млн рублей, вместо прибыли были задекларированы убытки в 296 млн рублей.

Сейчас астраханским соляным бизнесом управляет оренбургское ООО «Руссоль», объединяющее три самых крупных российских месторождения — в Нижнем Баскунчаке, Соль-Илецке под Оренбургом и городе Усолье-Сибирское Иркутской области. Владеет «Руссолью» кипрский оффшор Russalt Limited.

 

20 апреля 2019, 13:36

КОММЕНТАРИИ

15 комментариев

  1. умник 20.04.2019 at 14:31

    Владеет «Руссолью» кипрский оффшор Russalt Limited. вот один из источников бедности.

  2. Миха 20.04.2019 at 15:39

    Дербанят Россию-Матушку, кому не лень!((

    • Прокурор 20.04.2019 at 21:01

      И что далее,куда деваться Россиянам без соли…..

    • Астрахнец 21.04.2019 at 12:41

      Астраханскую область

    • Астраханец 21.04.2019 at 12:41

      Астраханскую область

  3. Головачев Илья 20.04.2019 at 22:24

    Материал очень поверхностный и не точный… Очередная «сенсация» для горожан… Жаль, что автор напрямую не обратился ко мне и не пообщался по затрагиваемому в статье вопросу… И, кстати, я ни когда не был «руководителем гос.заказника», однако непосредственно участвовал в его организации и в создании заповедника на его территории… Никаких листовок от моего имени тоже не было…

    • Огнева Ирина 07.05.2019 at 16:12

      Я тоже удивилась, что в статье Вас обозначили как «руководитель гос.заказника».

  4. Алексей Астрахань 21.04.2019 at 18:09

    На сколько мне известно, владелец сия предприятия всем нам известный г-н Миронов

  5. Житель поселка, пенсионер. 21.04.2019 at 22:01

    Как развалили»Бассоль» В поселке жизнь на много ухудшилась, Молодежь многие уехали безвозвратно, т.к.нет работы. Из7,5 т.жителей сейчас едва наберется половины. Инфраструктура пришла в упадок. СпасибоЕ. П. Демечеву что после себя кое что оставил для жителей поселка. А какой был поселок!!!! Очень все печально.

  6. умник 21.04.2019 at 22:34

    это который справедливоросс???

  7. Василий 21.04.2019 at 23:29

    все недра распродали упыри…

  8. Хунта 22.04.2019 at 07:20

    Единоросы это редкостные т@ари.

    • Валентина. 08.09.2019 at 09:30

      Разные партии… На Баскунчаке Справедливая Россия, а не Единая.

  9. зуля 07.05.2019 at 16:19

    все это жулькины уничтожил и разворовал. и не только это. вся промышленность в регионе убита им

  10. Оптимист!!! 23.07.2019 at 18:18

    Зато какие стоянки появились, туризм, джипинг, сервис на высоте, сувенирные лавки, а Вы говорите плохо всё. Все только начинается, Welcome в Баскунчак!!!

Ответить

Ваше мнение очень важно для нас, правда. Комментарий появится после премодерации (если там есть мат и оскорбления - не появится). *

Лента новостей